Отличающиеся черты между девушками с невротическим ожирением и с анорексией.

Психология женщины, страдающей ожирением с детства очень сходна с психологией девушки, страдающей анорексией, какими бы различными ни были физические симптомы. При обеих патологиях девушки скованны, слишком уступчивы, они слишком жаждут соответствовать ожиданиям родителей, даже реализовать их непрожитые жизни. Лишенные возможности следовать своим  собственным желаниям в детстве, они, в конце концов, восстают, бунтуют и начинают проявлять склонность к упрямству и высокомерию. Те и другие жаждут контроля и стремятся обрести его посредством отказа от пищи. Их одержимость проявляется в форме цикличных, регулярных периодов голодания и переедания.

Аноретичка учится завоевывать внимание и восхищение путем потери веса. Она радуется своей собственной силе духа, превращаясь в обтянутый кожей скелет, и чувствует себя более желанной в обществе.

Сидящая на диетах толстая девушка-подросток приходит в уныние из-за того, что ей не удается похудеть, она то объедается, то голодает, и учится воспринимать себя как безобразную, малодушную, трусливую неудачницу в глазах своей семьи и сверстников. Ее жизни ничто не угрожает, в то время как ее ровесница, страдающая анорексией, может умереть, но она живет без надежды, разрушаемая глубоким чувством собственной моральной неполноценности и абсолютного поражения.

Некоторые сравнения между тучными и аноректичными девушками смотрите в таблице.

             Ожирение                                                  Анорексия                                                            
  1. Страх быть толстой равносилен изгнанию из общества
  2. Склонна оставаться внешне угодливой в отношениях со сверстниками
  3. Считает себя уродливой, трусливой неудачницей в глазах родителей и сверстников

      4. Развивается чувство духовной неполноценности

      5. Периодическое голодание, переедание

      6. Отказывается проверять фантазии; верит, что все было бы в порядке, если бы она была худой

 

1. Страх быть толстой

2. Склонна оставаться не послушной и упрямой

3.  Чувствует, что соответствует культурным стандартам. Изначально вызывает восхищение за то, что теряет вес.

4.  Счастлива от того, что есть духовные силы соблюдать диету

5. Периодическое голодание, переедание, ритуальная рвота.

6. Пытается проверить фантазии соблюдением диеты

по Марион Вудман: "Сова была раньше дочкой пекаря"

New layer...
New layer...
New layer...
New layer...

Что такое :ЗАВИСИМОСТЬ, СОЗАВИСИМОСТЬ, ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ

Зависимость - буквально означает добровольное согласие на то, что другой человек меня ведёт или тащит за собой, распоряжается моим поведением не по- моему,  а по своему усмотрению. Для меня зависимость — всегда тёмное и болезненное состояние, альтернатива, которая пытается быть оправдана тысячами аргументов, но в конце концов неизбежно ведёт к имбецильности. Слово «имбецильный» к нам пришло из  латыни (im — с, baculo — посох). Им обозначали людей, которые держались за других, чтобы выжить, зависели от того, кто помогал им передвигаться.

Речь не идёт об индивидуумах, временно переживающих кризис, о больных и раненых, о настоящих инвалидах, об умственно отсталых, о детях или незрелых юнцах. Все они, безусловно, пребывают в зависимости, и в этом нет ничего ужасного, ПОТОМУ что вполне естественно, что они не готовы и не способны от нее избавиться.

Но те здоровые взрослые люди, которые продолжают делать выбор в пользу зависимости от других людей, со временем станут имбецилами без надежды на выздоровление. Многие из них воспитывались с расчётом именно на это, потому что есть родители, которые освобождают, и есть родители, которые превращают своих детей в имбецилов.

Есть родители, которые предоставляют детям выбор, передавая им ответственность за жизнь, по мере того как они растут. Также есть родители, которые предпочитают всегда быть рядом, «чтобы помочь», «на всякий случай», «потому что он (в сорок два года) очень наивный» и «зачем нам всё нажитое нами состояние, если не для того, чтобы помогать нашим детям?». Эти родители когда-нибудь умрут, а их дети будут цепляться за нас с вами, пытаясь использовать в качестве нового копыля. Я не могу оправдывать зависимость, потому что не хочу прославлять имбецильность.

Если обратиться к анализу, предложенному Фернандо Саватером, существуют несколько типов имбецилов.

Интеллектуальные имбецилы не доверяют своему разуму (или боятся, что от частого использования их мозги иссякнут), и потому спрашивают ближнего:

«Какой я? Что мне делать? Куда мне идти?» А когда им предстоит принять решение, они мучают всех вопросом: ты что бы сделал на моём месте?» Перед тем как сделать любой шаг, они набирают себе команду советчиков, которые думают за них. Так как интеллектуальные имбецилы уверены, что неспособны думать, то передают право думать другим, и это довольно тревожный симптом. Самая большая опасность в том, что их порой принимают за истинно общительных и любезных людей, а цепляясь за всех подряд, они в результате могут стать очень популярными. (Возможно, здесь уместно предостеречь читателя: никогда не голосуйте за таких людей!)

Эмоциональные имбецилы зависят от чужих заверений в любви, в обожании, в их красоте и исключительности. Они являются инициаторами знаменитых диалогов-.

-             Ты меня любишь?

-             Да, я тебя люблю...

-             Ты злишься?

-             На что?

-             На мой вопрос.

-             Нет, с какой стати я буду злиться?

-             Ах... ты всё ещё меня любит*

(Прямо побить хочется!)

Эмоциональный имбецил неустанно ищет того человека, который будет повторять ему, что никогда, никогда, никогда его не разлюбит. Все мы испытываем законное желание быть любимыми нашим избранником или избранницей, но жить для того, чтобы это доказывать, — пожалуй, уже чересчур.

М уж ч и н ы   подвержены эмоциональной имбецильности в большей степени, чем прекрасный пол. Когда женщина имбецильна, она имеет тенденцию проявлять это в повседневных делах, а не в любовных. (Это всего лишь тенденция, я нe утверждаю, что все мужчины или все женщины непременно имбецильны ( с посохом) или что описал все случаи на свете.)

Рассмотрим тысячу семейных пар, распавшихся три месяца назад, и проследим, как развиваются события. У 95% мужчин есть другая женщина, с которой они живут вместе или собираются это сделать. Если побеседовать с ними, мужчины скажут: «Мне было невыносимо возвращаться с работы и видеть, что дома не горит свет и меня никто не ждёт. Нестерпимо проводить выходные в одиночестве».

99% женщин продолжают жить в одиночестве или со своими детьми. Если спросить их, они пояснят: <<С тех пор как я научилась чинить кран и сама начала зарабатывать,зачем мне нужен мужчина в доме? Чтобы кричать мне: дорогая, принеси мне тапочки? Нет, нет и нет!»

Может быть, они найдут себе пару, а может, и нет. Вполне вероятно, они соскучатся и захотят  найти человека, чтобы разделить с ним своё личное пространство, но вряд ли согласятся на что угодно, лишь бы не испытать отчаяния от погашенного света в квартире. Это, как мы уже сказали, свойственно скорее мужчине.

И наконец…

Нравственные имбецилы, несомненно,самые опасные из всех. Они отчаянно нуждаются в одобрении со стороны, чтобы принять любое решение. Нравственный  имбецил испытывает потребность в другом человеке, потому что должен от него услышать, хорошо он поступает или плохо. Он полностью зависим от того, одобряются или нет его действия. Для него важнее всего знать, поступило бы так на его месте большинство людей или нет. Жизнь таких людей проходит за составлением опросов  общественного  мнения на темы: стоит им купить новую машину или нет, нужен ли им новый дом или нет, подходящий ли сейчас момент, чтобы завести ребенка. Избежать преследования их нелегко, можно пытаться  игнорировать их, когда они добивают­ся от вас совета, допустим, но поводу того, как складывать туалетную бумагу; тем не менее я считаю, что лучше всего... спасаться бегством.

Когда какой-то из этих шаблонов зависи­мости проявляется особенно остро и наклады­вается на какого-то одного человека из окру­жения, индивидуум может вполне искренне решить, что не может существовать без друго­го. С этой минуты его поведение подчиняется этой патологической связи, которая представ­ляется человеку его спасением и одновремен­но его Голгофой. Она вдохновляет и подталки­вает, дирижирует и руководит всеми его дей­ствиями. А все без исключения действия такого человека направлены на то, чтобы похвалить, разозлить, соблазнить, наградить или наказать того, от кого он зависит.

Этот тип имбецилов в современной пси­хологии называют СОзависимыми.

 Созависимый — это индивидуум, страдающий недугом, похожим на любое другое болезненное при­страстие, с той только разницей (на самом деле, незначительной), что его «наркотик» — это определённый тип людей или какой-то человек в отдельности.Как и в случае с любой другой наркотиче­ской зависимостью (аддикцией), созависимый  имеет предрасположенность к пагубной тяге и, если представляется случай, способен совершать слегка (или откровенно) иррацио­нальные поступки, чтобы получить «наркотик».  Внезапно лишённый привычного «вещества», он точно так  же может являть собой порой жесточайшую картину абстинентного  синдрома.

Созависимость -- возведённая в квадрат болезненная зависимость. Нездоровое пристрастие скрывается под маской любовного  отношения, и зависимое поведение вселяется вчеловека с мыслью: «Я не могу без тебя жить». Всегда находится кто-то, желающий возразить: «Но если я кого-то люблю и люблю всем сердцем, разве не правда, что я не могу без него жить?»

И я с готовностью отвечаю: «Нет, не правда».

Правда в том, что мы всегда можем жить без другого человека, всегда, и есть по крайней мере двое, имеющих право знать об этом: я и мой партнёр. Я содрогаюсь от предположе­ния, что кто-то может решить, будто я не могу без него жить, что я умру, если он уйдет.. Меня ужасает мысль о проживании с человеком, верящим, что я в его жизни незаменим.

Такая позиция — это зловещее требование и непростительная попытка манипулировать. Любовь всегда позитивна и чудесна, она не может быть негативной, но может использовать­ся как предлог, попустительство зависимости.

Поэтому я обычно утверждаю, что созависимый не любит; он нуждается, он требует, он зависит, но он не любит. Он аддикт, а не воз­любленный.

Было бы здорово избавиться от наших аддиктивных отношений с другими людьми, выйти из состояния зависимости и помочь ближнему побороть его пагубные привычки.

Я счастлив, если любимые мною люди отве­чают мне взаимностью; но если они меня не любят, я буду счастлив, если они мне об этом скажут и уйдут (или не скажут, а сразу уйдут). Потому что я не хочу быть рядом с тем, кто не хочет быть со мной...

Да, это очень больно. Но это намного лучше, чем остаться и продолжать обманывать парт­нёра.

Антонио Порчия в своей книге «Голоса» говорит: «Тебя перестали не любить, а обма­нывать, а ты страдаешь, как будто тебя раз­любили».

Разумеется, всем нам хотелось бы избежать пресловутой несчастной любви. Но зачастую, чтобы избежать её любой ценой, мы становим­ся манипулирующими невротиками: я держу ситуацию под контролем, чтобы иметь воз­можность заблуждаться и верить, что ты меня всё ещё любишь, что ты всё ещё моя точка опоры, мой костыль. И начинаю своё паде­ние. И опускаюсь всё глубже в чёрный колодец в поисках озарения встречи.

Первая ступень — попытка стать твоей  необходимостью. Я превращаюсь в твоего избирательного поставщика: я снабжаю тебя тем, что ты поже­лаешь, пытаюсь тебя удовлетворить, нахожусь и твоём распоряжении, пытаюсь сделать так, что бы ты от меня зависел. Стараясь установить аддиктивную связь, я подменяю свое желание быть любимым возможностью быть нужным… Если я тебе нужен, ты меня зовешь, просишь, наделяешь надеждами и мне уже не трудно поверить, что ты меня любишь.  И всё же, несмотря на все усилия, которые я прикладываю, порой мне кажется, что ты во мне не нуждаешься. Что же я делаю тогда? Спускаюсь на одну ступеньку вниз.

Я пытаюсь вызвать в тебе жалость...  «Я ведь так тебя люблю… а ты совсем меня не любишь..»

Ведь когда ты меня жалеешь, это немного похоже на то, что ты меня любишь...

На самом деле все мы так или иначе играли в это, к то из нас не заявлял « Как ты мог так со мной поступить? Я не ожидал этот от тебя! Я разочарован!»

Что если я не добьюсь твоей жалости? Смириться с твоим равнодушием? НИКОГДА! Если уж я дошёл до этого, то, по меньшей мере, я попытаюсь добиться, чтобы ты меня ненавидел.

Некоторые перескакивают один из этапов... спускаются сразу на две ступени вниз и делают прыжок от стремления стать нужным прями­ком к ненависти. Потому что на самом деле не могут перенести безразличия. А бывает в жизни, что попадаются и «пло­хие» люди: они настолько плохие, что даже не хотят нас ненавидеть! Какие отвратительные люди, правда? Я хочу получить твою ненависть  любои ценой и не достигаю этого.

Тогда... Я уже почти на дне колодца. Что мне ещё сделать?

Ведь я, всецело зависящий от тебя и от каж­дого твоего взгляда, готов на всё, чтобы не г. 1лносить твоего равнодушия. И часто я спу­скаюсь на последнюю ступень, чтобы привя­зать тебя к себе.

Я пытаюсь заставить тебя бояться.

Бояться того, что я могу, в конце концов, сделать с тобой или с собой (предвкушая твоё чувство вины и мысли обо мне...)

На этот путь, жуткий, зловещий, который в какой-то степени проходит всё человечество, также встали преступные группировки всего мира... Что с ними происходит? Да вот что. Они не смогли добиться, чтобы их любили. Они никому не нужны, на них не обращают внимания, никто не сжалится над их страданиями.

 Тогда они во что бы то ни стало решают добиться ненависти и вселяют в людей страх. Потому что страх, который они научились порождать в окружающих, — это един­ственная найденная ими замена любви, которую они не смогли получить. Подобное толкование можно применить к насилию во всех его формах, начиная со скинхедов и заканчивая террористическими организациями. Чего добиваются террористы? Я не оправдываю их, тем не менее готов к пониманию того, что это способ привлечь внимание... Просто они свернули на другую тропинку: кто-то внушил им, что единственный путь к признанию лежит через власть. Для них уже нет возврата к прежним временам, и всё же: они начали свой спуск из места, связанного с любовью.

В уста  героини Глени Клоуз в фильме «Роковое влечение» можно вложить следующие высказывания, обращенные к Майклу Дугласу: «Если я нe смогла стать для тебя любимой или нужной, если ты отказался меня жалеть и находиться со мной из сострадания, если ты даже не удостоил меня своей ненавистью, теперь ты должен, хочешь или не хочешь, .мириться с моим присутствием, потому что с этой минуты я заставлю тебя боятся».

Когда желание поймать взгляд партнера превращается в зависимость, любовь перерастает в поединок за власть. Мы поддаемся соблазну прислуживать человеку, манипулировать его сочувствием, устраивать ему сцены или даже угрожать разрывом, плохим отношением или нашими собственными страданиями...

Для того чтобы излечиться от созависимости полностью или частично, достаточно лишь искреннего желания преодолеть недуг.

Рецепт таков:

Оставить ЛЮБУЮ зависимость.

Это решение далеко не оригинально, все мои коллеги, учителя, гуру и философы мира твердят об этом. Вопрос в следующем: оставив её, куда мне двигаться?

Один выход нашелся: это ВЗАИМО-зависимость. При взаимозависимости я нахожусь в зависимости от тебя, а ты — от меня.

Этот вариант как минимум неприятен. А как максимум — меньшее зло, своего рода заместительная терапия. Мне не нравится, как взаимо¬зависимость «решает» проблему. Это состояние может быть более здоровым или болезненным, но это всё равно утешительный приз: хотя я нахожусь в зависимости от тебя, раз ты тоже зависишь от меня, мы можем быть вместе.

Я всегда говорю, что все браки в мире разделяются на две большие группы: в одних оба участника хотят быть избранными раз и навсегда, другим нравится быть избираемыми каждый день, состоять в паре, где каждый продолжает чувствовать, что на нём останавливают выбор. Уже по другим причинам, но партнёр снова выбирает тебя. Взаимозависимость создаёт нерасторжимые узы, которые сохраняются потому, что я зависим и ты зависим, но не по причине обновляющегося выбора каждого. Таким образом, взаимозависимые — тоже зависимые, а когда человек зависит, он уже не выбирает...

По всей видимости, остаётся единственная альтернатива: НЕзависимость.

Независимость означает, что нельзя позволять себе зависеть ни от кого. И это было бы замечательно, если бы в сущности не было ложью: независимых людей нет. Независимость — это недостижимая цель, утопическое и виртуальное место, которое мне кажется неплохим в качестве места назначения, но нереальность которого необходимо осознавать, чтобы вечно не пребывать в разочаровании.

Почему невозможна независимость?

Что бы быть независимым, надо стать самодостаточным, а таких людей нет. Никто не может полностью и навсегда отказаться от окружающих. (А если и может, то это болезнь). Мы неизбежно нуждаемся в других людях, так или иначе.

Если независимость невозможна, Созависимость болезненна…Взаимозависимость- не решение, а Зависимость не желательно, что тогда? Тогда я придумал слово :

САМОЗАВИСИМОСТЬ.

(Букай Хорхе « Я,она,он…и снова я»- М.: Издательский дом Мещерякова,2009.)

"Предательство тела" Александр Лоуэн

ПРОБЛЕМА ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ

Люди обычно не спрашивают себя «кто я?» Человек
принимает свою личность как нечто само собой разумеющееся.У каждого есть удостоверение личности, по которому его можно идентифицировать. Сознанием человек зна­ет, кто он, но существует более глубокая проблема отождествления. На грани сознания человека тревожит неудовлет­воренность, он испытывает беспокойство по поводу принятия решений и мучается чувством, что жизнь «упущена». Он конфликтует сам с собой, сомневается в своих чувствах,ощущает небезопасность, связанную с проблемой отождествления. Когда неудовлетворенность перерастает в отчая­ние, а небезопасность становится паникой, человек начинает задавать себе вопрос: «Кто я?» Этот вопрос указывает на то, что «фасад», с которым человек был отождествлен,разрушен. Пользоваться фасадом или принимать на себя роль, чтобы достичь отождествления, значит расщеплять Я и тело. Именно это расщепление я называю шизоидным отклонением, и именно оно лежит в основе проблемы  отождествления.

Скачать книгу

Продолжить

Подписаться на новости

Demo

Группы для детей и родителей
Посмотреть...

Группы для детей и родителей
Demo

Психологический центр "Развитие Плюс"

   г. Мурманск,
пр. Кирова д. 25 оф. 6
   8(911)327 66 68
   8(921)177 77 18

Подробнее