Отличие вымогательства от самоуправства

УК РФ содержатся указания на то, что объективной стороной самоуправства является выполнение лицом каких-либо действий.

Вторым критерием разграничения вымогательства и самоуправства является расположение данных составов преступлений в разных главах Уголовного кодекса РФ (вымогательство — в главе 21 «Преступления против собственности», самоуправство — в главе 32 «Преступления против порядка управления»). Непосредственным обязательным объектом вымогательства являются отношения собственности независимо от ее формы, связанные с порядком распределения материальных благ; вторым непосредственным объектом выступают общественные отношения, обеспечивающие физические или моральные блага личности, либо общественные отношения собственности, не связанные с порядком распределения материальных благ, а здоровье, честь и достоинство потерпевшего или его близких выступают в качестве дополнительного объекта. При самоуправстве же в качестве основного объекта выступают отношения в области порядка управления, дополнительным объектом являются собственность, здоровье. Разграничить вымогательство и самоуправство можно и исходя из особенностей предмета преступления. Из диспозиции ст. 163 УК РФ следует, что вымогательство, в отличие от самоуправства, осуществляется в отношении чужого имущества, исключительными правами на которое обладает лишь потерпевший, а посягающий не имеет ни действительного, ни предполагаемого права на его получение.

Отличие вымогательства от самоуправства

Инфоinfo
Уступка права (требования) представляет собой сделку. Форма сделки, согласно ст.158 ГК, может быть устной и письменной (простой и нотариальной). У нового кредитора право возникает с момента совершения сделки в надлежащей форме.

Надлежащая форма определяется требованиями ст.158 и 389 ГК РФ. Согласно этим статьям форма сделки уступки права определяется формой основной сделки. Следовательно, сделка уступки права может быть и устной, и письменной (простой, нотариальной).

Несоблюдение устной формы сделки невозможно, то есть она в любом случае будет соблюдена, если стороны пришли к соглашению. Несоблюдение письменной формы сделки, по общему правилу (п.1 ст.162 ГК), не влечет ее недействительности, а лишь не допускает свидетельские показания в доказательство факта ее заключения и условий (несоблюдение письменной формы влечет ее недействительность лишь в специально предусмотренных законом случаях). Несоблюдение нотариальной формы сделки согласно п.1 ст.165 ГК влечет ее недействительность.


Таким образом, при несоблюдении формы сделки уступки права: у нового кредитора право не возникает, если несоблюдение формы сделки влечет ее недействительность; у нового кредитора возникает право, если несоблюдение формы сделки не влечет недействительности сделки. Кроме того, ст.383 ГК РФ запрещает такой переход прав, в отдельных случая должник вообще может не исполнять требуемое, пока кредитор не представит доказательств того, что право требования перешло именно к нему (ст.385 ГК РФ).

Отличие вымогательства от грабежа разбоя и самоуправства


Вниманиеattention
Оспаривание противоправных действий может проходить в судебных, административных и иных государственных органах с соблюдением правовых процедур либо вне таких процедур, после объявления в какой-либо форме заинтересованным лицом (организацией) нарушения своего (чужого) действительного или предполагаемого права самоуправным деянием.

Во-вторых, при самоуправстве обязательным признаком объективной стороны является причинение существенного вреда интересам потерпевшего. Данный признак, как обязательное последствие, является оценочным, определяется судом по каждому конкретному делу и зависит от оценки значимости ущерба потерпевшим физическим лицом или понесшим ущерб юридическим лицом, от их фактического имущественного положения или финансового состояния на данный момент, сложившейся судебной практики. Если самоуправные действия не причинили существенного вреда, то содеянное квалифицируется как административное правонарушение в соответствии со ст.


19.1 Кодекса об административных правонарушениях.

В-третьих, по диспозиции ч. 1 ст. 163 УК РФ вымогатель сопровождает свои незаконные требования угрозами применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких.

Также ст.393 ГК РФ определяет: «Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска». Отсюда и вытекает требование предполагаемой суммы, превышающей стоимость имущества на индекс реальной инфляции, а так же процентов по долгу в соответствии с учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ). Налицо наличие оспариваемого права Ларионов А.А., Парфиненко И.П.
Проблемы отграничения самоуправства от вымогательства //Вестник Восточно-Сибирского института МВД России. 2010. № 1(52). С. 19-20..

вымогательство шантаж самоуправство преступление

Заключение

Рассмотрев в настоящей курсовой работе вопросы, связанные с вымогательством и его отличием от самоуправства, мы пришли к следующим основным выводам:

1. Вымогательство, как и все корыстно-насильственные преступления, относится к числу многообъектных деяний.
Посягая на собственность как на основной объект уголовно-правовой защиты, оно направлено и против личности. Основной объект вымогательства — собственность.

УК РФ в отдельных случаях следует признать и бездействие лица, когда виновный был обязан действовать согласно правовому акту, договору или иному решению граждан или должностных лиц (например, отказ от передачи руководителем предприятия своих полномочий лицу, вновь назначенному на эту должность). Поэтому представляется необходимым дополнить лексическую конструкцию диспозиции ст. 330 УК «совершение каких-либо действий» словами «или отказ от обязанности их совершения».

Кроме того, в отличие от вымогательства, самоуправство предполагает, что правомерность того или иного действия (бездействия) оспаривается организацией или гражданином. Причем, по смыслу ст. 330, оспаривать их можно не только в суде либо административном органе, но и вне их.

По нашему мнению, оспариваемость заключает в себе двустороннее предположение о наличии действительного или предполагаемого права. При вымогательстве требование обращено на чужое имущество, поэтому в подобных ситуациях нельзя говорить об обоюдности действительных или предполагаемых прав сторон. Исключительными правами на то или иное имущество обладает лишь потерпевший.

Представляется важным провести разграничение самоуправства и вымогательства по интенсивности и характеру применяемого насилия. Так, диспозиция ч. 1 ст. 163 УК содержит положение о том, что вымогатель сопровождает свои требования угрозами применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких.

Отличие вымогательства от самоуправства ст.330 ук рф

УК тяжкий вред здоровью может быть инкриминирован лишь в случае реального его причинения.

Следует также иметь в виду, что в соответствии с ч. 2 ст. 30 УК приготовление к самоуправству, в отличие от квалифицированного вымогательства, не влечет уголовной ответственности. Четвертый критерий разграничения самоуправства и вымогательства состоит в субъективной стороне рассматриваемых посягательств. Так, вымогательство по своей юридической природе представляет корыстно — насильственное преступление, совершаемое только с прямым умыслом. Содержанием корысти при этом является побуждение и стремление вымогателя обогатиться путем завладения имуществом или правами на имущество либо в результате совершения потерпевшим выгодных виновному действий имущественного характера. Субъективная сторона самоуправства характеризуется как прямым, так и косвенным умыслом. Виновный осознает, что он самовольно, вопреки установленному законом или иным нормативно — правовым актом порядку, совершает действия или отказывается от обязанности совершения таковых, правомерность которых оспаривается, предвидит, что причиняет существенный вред, и желает его причинить (прямой умысел) или сознательно его допускает либо безразлично относится к возможности его наступления (косвенный умысел).
Корыстная мотивация далеко не всегда составляет основу рассматриваемого преступного деяния.

Самоуправство от вымогательства отличают и возрастные характеристики субъектов этих преступлений.

Отличие вымогательства от самоуправства заключается в следующем

При наличии признаков состава иного преступления (например, угрозы убийством, самоуправства), содеянное следует квалифицировать по соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

В случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками вымогательства в соответствии с распределением ролей каждый из них совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону вымогательства (высказывает требование либо выражает угрозу, либо применяет насилие), все они несут уголовную ответственность за вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Если лицо осуществляет заранее обещанные передачу исполнителю преступления полученного в результате вымогательства имущества или оформление прав на него, то, при отсутствии признаков участия в составе организованной группы, его действия квалифицируются как пособничество по соответствующей части статьи 163 УК РФ и части 5 статьи 33 УК РФ.

Вымогательство считается совершенным в крупном либо особо крупном размере, если требование направлено на передачу чужого имущества, права на имущество, производство работ или оказание услуг, стоимость которых на момент предъявления требования превышает стоимость, указанную в пункте 4 примечания к статье 158 УК РФ Российская газета. 2015. 28 декабря..

2. Самоуправство, предусмотренное ст.

Отличие самоуправства от вымогательства

Субъективная сторона самоуправства также характеризуется наличием прямого умысла у виновного по отношению к своим действиям, однако корыстный мотив у преступника отсутствует, так как он осознает, что имеет действительное или предполагаемое право на имущество, на совершение в его пользу со стороны потерпевших действий имущественного характера, и желает, чтобы эти предметы были переданы ему или другим лицам, а действия совершены в его пользу или пользу других лиц;

— в составах— состав вымогательства как формальный, а самоуправства – материальный;

— в субъектах— субъектом вымогательства является лицо, достигшее ко времени совершения преступления 14-ти лет, а субъект самоуправства общий, т.е.

При этом не имеет значения, соответствуют ли действительности сведения, под угрозой распространения которых совершается вымогательство. К иным сведениям, распространение которых может причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего либо его близких, относятся, в частности, любые сведения, составляющие охраняемую законом тайну.

Распространение в ходе вымогательства заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство потерпевшего и (или) его близких или подрывающих его (их) репутацию, незаконное распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, разглашение тайны усыновления (удочерения) вопреки воле усыновителя, незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, образуют совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статей 128.1, 137, 155 или 183 и статьи 163 УК РФ.

Если требование передачи имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера является правомерным, но сопровождается указанной в части 1 статьи 163 УК РФ угрозой, то такие действия не влекут уголовную ответственность за вымогательство.

Такие требования вымогателя являются обязательным признаком объективной стороны вымогательства и представляют собой психическое насилие, что позволяет отнести такое преступное деяние к числу корыстно-насильственных преступлений, когда насильственный способ действий сочетается с корыстной мотивацией. При отсутствии вышеуказанного признака не будет являться вымогательством неправомерное требование передачи имущества, если оно не сопровождалось угрозой. При этом не имеет значения, намерен ли виновный привести свою угрозу в исполнение при отказе потерпевшего исполнить его требование. Диспозиция ч. 1 ст. 330 УК РФ исключает какое-либо насилие в отношении потерпевшего, а психическое насилие по ч. 2 ст. 330 УК РФ, в отличие от вымогательства, ограничено лишь нарушением телесной неприкосновенности потерпевшего. Необходимо отметить и то, что насилие при вымогательстве является средством реализации незаконных требований виновного, а при самоуправстве — его действительного или предполагаемого права.

В-четвертых, объективная сторона вымогательства заключается только в активных действиях виновного, вынуждающих потерпевшего выполнить имущественное требование вымогателя. Тогда как, при самоуправстве объективная сторона преступления может выражаться и в бездействии лица, когда виновный обязан был действовать согласно правовому акту, договору или иному решению граждан или должностных лиц, однако он никаких действий не совершал, хотя в диспозиции ст.

Такие требования вымогателя являются обязательным признаком объективной стороны вымогательства и представляют собой психическое насилие, что позволяет отнести такое преступное деяние к числу корыстно-насильственных преступлений, когда насильственный способ действий сочетается с корыстной мотивацией. При отсутствии вышеуказанного признака не будет являться вымогательством неправомерное требование передачи имущества, если оно не сопровождалось угрозой. При этом не имеет значения, намерен ли виновный привести свою угрозу в исполнение при отказе потерпевшего исполнить его требование.

Диспозиция ч. 1 ст. 330 УК РФ исключает какое-либо насилие в отношении потерпевшего, а психическое насилие по ч. 2 ст. 330 УК РФ, в отличие от вымогательства, ограничено лишь нарушением телесной неприкосновенности потерпевшего. Необходимо отметить и то, что насилие при вымогательстве является средством реализации незаконных требований виновного, а при самоуправстве — его действительного или предполагаемого права.

В-четвертых, объективная сторона вымогательства заключается только в активных действиях виновного, вынуждающих потерпевшего выполнить имущественное требование вымогателя. Тогда как, при самоуправстве объективная сторона преступления может выражаться и в бездействии лица, когда виновный обязан был действовать согласно правовому акту, договору или иному решению граждан или должностных лиц, однако он никаких действий не совершал, хотя в диспозиции ст.

При этом способ уничтожения при квалификации преступления никакой роли не играет.

Говоря о распространения позорящей информации, необходимо понимать, что именно можно считать такой информацией. Это сведения, которые потерпевший трактует как унижающие его достоинство и честь, бросающие тень на репутацию, не зависимо от того, правдива такая информация или нет. В частности, это сведения о содеянном потерпевшим или его близкими людьми аморального поступка или преступления, информация, являющаяся охраняемой законом тайной.

Имущественные требования

Кроме передачи имущества, к вымогательству относятся следующие требования:

  1. Передать денежные средства (например, определенную сумму в какой-либо валюте: рубли, евро, доллары и т.д.).
  2. Оказать бесплатно услугу, являющуюся платной (например, сделать ремонт).
  3. Понести денежные затраты вместо злоумышленника (выплатить заем, простить долг ему).

Если требования о передаче благ являются законными, но угрозы имеют место, то действия злоумышленника нельзя квалифицировать как вымогательство, они могут подпадать под другие статьи УК.

Важно понимать, что преступление является уже совершенным в тот момент, когда преступник предъявил свои требования и сопроводил его угрозой.

При неосторожном отношении к причинению тяжкого вреда здоровью деяние следует квалифицировать по совокупности преступлений со ст. 118 УК РФ Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник /Под ред. А.В. Бриллиантова. — 2-е изд., перераб. И доп. — Москва: Проспект, 2016. С.1126-1127..

Зачастую у следователей возникает проблема разграничения уголовно-правовых составов вымогательства и самоуправства, поэтому одной из задач науки уголовного права является ясное и непротиворечивое толкование норм о преступлениях против собственности.

Первым критерием для разграничения вымогательства и самоуправства являются признаки, характеризующие их объективную сторону.

Во-первых, при вымогательстве требование обращено на чужое имущество, и исключительными правами на него обладает лишь потерпевший.

При самоуправстве же обязательным признаком является оспариваемость противоправных действий преступника со стороны потерпевшего, которая заключает в себе двустороннее предположение о наличии действительного или предполагаемого права, причем о наличии этого права должно быть известно виновному. Реализация действительного права предполагает осуществление лицом фактически имеющегося у него правомочия, но с некоторыми нарушениями. Реализация предполагаемого права характеризуется осуществлением фактически не имеющегося у лица правомочия при условии, что оно уверено в обратном.

Еще одна отличительная черта вымогательства — преступник применяет угрозы насилия, порчи имущества или опубликования порочащей информации, в случаях с грабежом или разбоем имеет место физическое насилие или угрозы его применения.

Вымогательство отличается и тем, что умысел преступника нацелен на передачу прав на собственность в будущем, а разбой или грабеж предполагают отъем сейчас же. В определенных случаях могут быть выявлены и вымогательство, и грабеж сразу. Это относится к тем ситуациям, когда злоумышленник похищает часть имущества в настоящем, а часть требует передать потом.

Отличие от самоуправства

Если вымогательство обязательно содержит требование о передаче каких-либо благ, то самоуправством являются какие-либо самовольные действия в отношении чужого имущества, которые производятся вопреки нормативным актам.

Важноimportant
Тогда П. в счет долга потребовал передать бензопилу, а в дальнейшем набор гаечных ключей и золотые кольца. Угроз насилия и применения насилия не было установлено. Суд пришел к выводу, что действия П., хотя и нарушили установленный законом порядок, но имели целью возмещение ему долга М.

Тагиев Т.Р. Некоторые вопросы разграничения вымогательства и самоуправства: проблемы истребования долгов // Новый университет. Серия «Экономика и право». 2011. № 3(3). С. 93.

Как уже было сказано выше, субъективная сторона самоуправства характеризуется наличием прямого умысла у виновного по отношению к своим действиям, прямым или косвенным умыслом по отношению к последствиям своих действий. Однако корыстная мотивация самоуправства, в отличие от вымогательства, не всегда составляет основу рассматриваемого преступного деяния, так как виновный осознает, что имеет действительное или предполагаемое право на имущество, на совершение в его пользу со стороны потерпевших действий имущественного характера, и желает, чтобы эти предметы были переданы ему или другим лицам, а действия совершены в его пользу или пользу других лиц. Так, президиум Кировского областного суда переквалифицировал действия Щ. и Т., осужденных по п. «а» ч. 2 ст. 163 УК РФ на ч. 2 ст. 330 УК РФ. Из обстоятельств дела было установлено, что Щ. и Т., действуя в группе по предварительному сговору, подошли к К. и потребовали отдать им золотую цепочку, якобы принадлежащую М., но тот отказался. Тогда они стали угрожать К.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *